Newminds (frengs) wrote,
Newminds
frengs

Депрессивная личность: когда клетки бастуют

В большом отрывке: сновидения и их амплификация, работа с образами, проживание личной истории, чувств, фантазий, и итог работы.

Депрессивная: когда клетки бастуют.

Сесилия, учительница 32 лет, обратилась за помощью после хирургического удаления меланомы . Она очень боится смерти.

История

Сесилия не замужем и живет с матерью. Примерно два месяца назад родимое пятно на внутренней поверхности ее правой ноги стало утолщаться, чесаться и кровоточить. Она обратилась к врачу, и тот диагностировал меланому, которую впоследствии удалили. Сесилия говорит, что была очень подавлена в течение нескольких месяцев до того, как был обнаружен рак, потому что примерно семь месяцев назад у нее разорвались отношения с бывшим женихом. Уже делались приготовления к свадьбе, когда он решил вернуться к бывшей жене. Сесилия не могла смириться с этим, впала в отчаяние, преследовала его дома и на работе. В этот период бывали дни, когда у нее совсем не было сил идти на работу, и она оставалась дома и плакала. После операции она немного успокоилась и примирилась с произошедшим. Она объясняет болезнь своим эмоциональным страданием и смертью желаний. Болезнь спровоцировала ее, она решила действовать, хотя все еще чувствовала глубокую депрессию и иногда думала о самоубийстве. Она говорит, что «если я буду дальше так же двигаться, я действительно умру» и «болезнь победит, и нечему будет встать на ее пути». Она надеется, что анализ как-то поможет ей «чувствовать себя лучше или умереть быстрее и без боли».

Первые клинические наблюдения

Сесилия выглядит старше своих лет. Ее лицо покрыто морщинами, седеющие волосы и печальное выражение оставляют впечатление истертости и горечи. Она много плачет, когда говорит о боли разрыва, и успокаивается только фантазией о том, что «однажды он пожалеет и вернется ко мне». Когда становится ясно, что это, скорее всего, невозможно, то снова чувствует себя подавленной и плачет.

Ход анализа

На первых сессиях анализ заключался в том, чтобы принять страдание пациентки. Ее долгий отчаянный плач не допускал никаких аналитических интервенций. Я предположила, что будет нелишней психиатрическая консультация насчет депрессантов, но пациентка отказалась. Она сказала, что может «держаться», а с другой стороны, боялась, что если в ее распоряжении окажутся медикаменты, то она не сможет удержаться от самоубийства.

Первый сон в анализе (пятая сессия) представляет позитивное видение процесса и частично успокаивает аналитика, который боялся, что пациентка совершит суицид:

           Я на море с другими людьми. Я должна переплыть на другую сторону, к пляжу, который напротив моего. Волны очень высокие, а в море плавают какие-то белые животные, напоминающие жгучие водоросли. У меня уже есть ожог на правой руке. Там, где встречаются воды с двух сторон, они очень сильно сталкиваются. Но я должна плыть на другую сторону и стараюсь это сделать. Я знаю, что если смогу преодолеть этот участок, то потом легче будет достичь того пляжа. И я делаю это. Из воды вместе со мной выходит обнаженная девушка. Очень много комаров. Мы доходим до дороги, и я прошу помощи. Останавливается машина, девушке дают полотенце, и мы на этой машине уезжаем.

Ассоциации. Море связано с чувством преодоления. Она должна что-то преодолеть: белые опасные животные пугают ее, и она припоминает, что в детстве пострадала от ожога медузой, когда босиком шла по пляжу. Это был период, когда отец ушел из дома и жил с другой женщиной. Ожог также напоминает ей меланому.

Интерпретация. Это начальный сон, и его можно истолковать как позитивный прогноз для аналитического процесса. Преодоление трудно, однако сновидица способна на это. Несмотря на укусы и ожоги от примитивных животных, она может справиться. Значит, на пути будут болезненные ситуации, но результат положителен, если думать о девушке, появившейся из моря, отделенной от ее персоны, раз они идут вместе. Воспоминания об отце болезненны и связаны с брошенностью. Возможно, есть сильный отцовский комплекс, связанный с тенью – оставленной маленькой девочкой.


У Сесилии всегда были родимые пятна по всему телу. Это напоминает ей об отце, у которого тоже были такие пятна. После того, как удалили меланому, она думала, что оборвала связь с отцом, и чувствовала одновременно облегчение и большой страх потерять отца.

Ее родители развелись, когда ей было 11 лет. Это было тяжелое событие, потому что мать не смирилась с разводом и устраивала «скандальные сцены», чтобы вернуть отца. Мать так и не оправилась, впала в депрессию, вела себя как покинутый ребенок и то и дело создавала проблемы своей дочери и ее младшему брату. Брат давно живет за границей и долгие годы не поддерживал связи с семьей. С малых лет он стремился быть вне дома и проводил много времени у друзей. Пациентка чувствовала себя ответственной за мать и виноватой за то, что оставила ее одну.

Год, который она провела со своим женихом, она считает самым счастливым периодом жизни. Он принял ее мать, и ей даже показалось, что они могли бы жить втроем. У нее была череда фантазий о том, как бы они могли жить, и не могла понять, почему он ее бросил, ведь они почти не ссорились. Она объясняла расставание давлением бывшей жены. Однако позже она поняла, что на самом деле он был к ней совершенно равнодушен. Для него «это было просто развлечение и сексуальное влечение». Именно в это время она впала в депрессию.
Пациентка перечисляет множество снов со сходным мотивом: происшествие, болезнь и смерть.

           Я дома, мать в другой комнате. Я очень боюсь грабителей. Я умерла, и мое тело они нашли только два дня спустя. Сперва я думала, что это самоубийство, но оказалось, что у меня сломана рука и нога. Однако я все же думаю, что это было самоубийство, потому что я мертва уже два дня, и кости легко ломаются.
Они копают могилу на кладбище. Уносят всю землю. Я вижу гроб, он напоминает клетку. В нем тело девушки. В могиле два старых трупа. Говорят, они очень воняют. Дальше я вижу все со стороны. Моя кузина дотрагивается до одного из гробов, и я вижу лицо. Это скелет одного из трупов.
Ужасающая авария. Два поезда столкнулись, сдавая назад.

(25-я сессия)

Ассоциации. Пациента очень взволнована этими снами, у нее они связываться с чувствами одиночества и утраты. Кладбище – это место, куда она любит ходить. «Мне бы хотелось, чтобы можно было залезть в могилу и уснуть».
После разговора об этих ассоциациях пациентка успокоилась. Иногда у нее такой отсутствующий вид, что она кажется недоступной. Сама она говорит, что чувствует себя так, словно находится в могиле, и хотя там холодно и скверно пахнет, это то место, где она хочет быть.

Интерпретация. Пациентка еще не в состоянии усвоить какой-либо глубокий анализ, однако понятно, что эти сны показывают травму, которую она пережила, когда разрушились ее любовные отношения. С другой стороны, в анализе Сесилия стала возвращаться к ситуациям прошлого, когда она, возможно, уже чувствовала подобное страдание, из-за которого она становилась обессиленной и подавленной. Поезда, столкнувшиеся при движении назад, возможно, отражают конфликтную регрессию: катастрофическое столкновение похоже на схлестнувшиеся моря из предыдущего сна, только на более сознательном уровне. Возможно, в этом разрыве она заново проживает оставленность отцом, и эта гипотеза получила подтверждение.

Я прошу Сесилию попробовать вспомнить, когда раньше она могла чувствовать себя так, словно находится в холодном и скверно пахнущем месте. Она вспоминает, как сидела на ступеньках на заднем дворе дома и смотрела, как ее отец складывает свои чемоданы в машину. Она ничего не могла сказать. Хотела остановить его, но не могла двинуться. Мать устроила «сцену» и хотела, что бы дочь сделала то же самое. Она чувствует холод и не может двигаться. Все, что она хочет, - это чтобы мать замолчала. Хотела бы отправиться туда, где тихо, и никто не кричит. Она не может говорить. Чувствует боль в том месте, где шрам от операции.
Мы начинаем разбираться с трупами. Один из них принадлежит ее отцу. Она должна была быть «твердой». Не должна впадать в отчаяние, как ее мать. Должна постоянно скрывать свое страдание, притворяясь, что все хорошо, чтобы «ободрять» мать. Всегда была образцовой ученицей и дочерью, всегда безответно принимала чужую агрессию, не касалась темы «отца» и избегала участия в сложных ситуациях, чтобы не «нервировать» мать. Сесилия редко встречалась с отцом и на этих встречах боялась, что он так и не вернется, и старалась говорить только «о хороших вещах, чтобы его не раздражать».

Здесь видно, что у этой пациентки черты характера сходны с описанным в литературе типом С. Ее защиты - одиночество, самопожертвование и смирение. Эти линии задают структуру ее личности.

Мы тщательно работали над этими аспектами, и гнев постепенно стал проявляться. Используя активное воображение, она вернулась к моменту, когда отец уезжал от них, и смогла выразить все свои эмоции, все возмущение. В эти моменты она жаловалась на боль в области операционного шрама, хотя для этого уже не было медицинских причин.
Также стало яснее сходство между ситуациями, пережитыми с отцом и с женихом, которому она всегда демонстрировала желание разрешить вопрос, который в детстве не могла разрешить с отцом.
С одной стороны, она была дочерью своего отца, интеллектуальной, хорошей студенткой, дисциплинированной, воздерживающейся от эротической стороны жизни, чтобы посвятить себя профессии. С другой стороны, она была охвачена негативной идентификацией с матерью. Подобно матери, она была «охвачена ужасом», была «слабой и зависимой женщиной». В случае со своим женихом Сесилия заметила, что говорила, как ее мать.

Негативный материнский комплекс проявился в трудности дружбы с женщинами, в представлении, что все женщины подчиняются мужчинам, и в собственном отчуждении от своего тела. Забота о теле была для нее скорее обязанностью, чем удовольствием. Она поддерживала его «чистоту, гигиену и здоровье», считая это своим долгом.

Сновидения
           Я вижу три черных полицейских собаки. Их за ошейник держит женщина. Они вырываются и нападают на меня.
           Я смотрю через окно на балерин, которые идут по своим траекториям. Они повторяют движения до тех пор, пока не доведут их до совершенства.
(40-я сессия)

Ассоциации. «Страх собак, прежде всего, полицейских. Я неизменно чувствую, что они собираются напасть на меня, безо всякой причины. Они злые. Что-то может вырваться из-под контроля. Я не могу доверять женщинам. Балерины совершенны и легки. Они убивают себя, так и не достигнув совершенства».
Интерпретация. Началось высвобождение гнева (его она видит в собаках). Она боится потерять контроль и причинить кому-то боль (себе?). Стремление к совершенству исходит из отцовского комплекса. Она всегда старалась быть «совершенной», как он, совершенный человек. Балерина – это та, что превосходит совершенство, выполняет свои обязанности, даже если для этого должна подавить свое тело и разрушить его для достижения «превосходного движения».

В другом сновидении:
           Очень важный человек куда-то идет, но не хочет, чтобы его видели. Потом возникает вереница черных машин. Трое одинаково одетых мужчин садятся в три параллельные машины. Один из них – начальник. Это был единственный способ вытеснить остальных с дороги. Много черных машин едут друг за другом, чтобы защитить его, однако враги просачиваются внутрь незамеченными, оказываются среди машин. Все направляются в туннель, но три машины заблокированы. Я говорю кому-то, что бессмысленно продолжать, потому что машины заблокированы.

(45-я сессия)

Ассоциации: «Черные машины – это машины мафии. Они пытаются защитить своего босса. Я не знаю, кто враг, - полиция или другая сторона, конкурирующая банда. Чувство, что нет выхода. Опасность. У моего отца черная машина. Это напоминает сцену свадьбы дочери босса мафии из фильма «Крестный отец». Видно, что женщины подчиняются власти мужчин и не могут никуда деться».
Интерпретация. Отцовский комплекс в своей негативной полярности проявляет себя здесь как подавитель и контроллер. Удерживая власть, он не собирается так просто уступать дочери. С другой стороны, в сновидении его власть под угрозой. Конфликт блокирует канал для энергии (туннель), но он близок к сознанию. Как забрать эту власть – это уже следующая задача.

Сновидения на этой стадии отражают глубокое страдание:
           За столом сидит семья. Входит мужчина с маленькой сеткой, в ней красное насекомое. Он говорит, что это насекомое одним своим присутствием может убивать все вокруг себя. Сначала у жертв пересыхает в горле, и потом они сгорают насмерть. Отец пытается убежать за помощью, однако мужчина бежит и ловит его. Сбежать удается только девушке.
           Я попала в аварию. Сломала правую руку, но я забинтована от талии и выше. Я прошу их позвонить моему бывшему жениху, но ни не могут дозвониться.
У меня и членов моей семьи порезаны запястья, однако крови нет. Мой порез самый глубокий.
                                                                                                                                 (109 сессия)

Ассоциации: Чувство разбитости, раненности. Девушка – самая простая из всех, зато самая прямолинейная. Она говорит, что думает, и плачет по любому поводу.

Интерпретация: Невозможно установить связь ни с женихом (опять), ни с родителями, старыми и слабыми. Девушка – самый выразительный и прямой теневой аспект, который надо рассматривать осторожно, потому что только она может спасти. Насекомое напоминает нам первый сон с насекомым и ожогом. Возможно, мы в середине процесса.

Рисунок 5.5. Пациентка нарисовала «поверженную» женщину.

Рисунок 5.6 – это ответ на вопрос «Кто может помочь?» Здесь появляется «пожирающее чудовище». «Оно может съесть опухоль. Только оно может сразиться с ведьмой. Только равный противник может ее победить». Разбитая женщина снова присутствует здесь, в правом нижнем углу рисунка, теперь она молится и просит о помощи. Пациентка говорит, что чудовище просто хочет навредить ведьме и таким образом окажет помощь. «Оно может съесть опухоль».
Я прошу пациентку заниматься воображением по нескольку раз в день, представлять себе монстра, уничтожающего ее кисту. Пациентка повторяет образ часто (5-6 раз в день) и говорит, что чувствует жар в области кисты.

Рисунок 5.6. Пациентка нарисовала монстра и опухоль.

Внутри груди на рисунке 5.7 мы видим овальную фигуру между протоками, в области кисты. Тело у него от монстра, а голова карикатурная. «Он мне нравится. Смешной. У него есть чувство юмора и контроль над чудовищем. Чудовище уже съело опухоль и почувствовало себя могущественным и неподконтрольным, оно атаковало меня, как и ведьма. Но здесь оно ничего не может сделать, потому что этот парень сверху смеется и задает правильный подход. Он говорит, что чудовище ему не указ. Оно превратилось в Ваньку-встаньку, который болтается из стороны в сторону и ничем не управляет».
Сесилия начала понимать, что ее эмоциональная реакция на утрату друга была несоразмерно более трагической, чем сама ситуация. Эта реакция была в большей степени отыгрыванием боли родительского отвержения, так что она могла проявить определенное чувство юмора и посмеяться, вспоминая некоторые «трагические» сцены с ее бывшим женихом. Она смогла взглянуть на себя как на человека, который осознал свою роль и причину, по которой ее компульсивно тянуло повторять определенные паттерны. Стало еще более ясным, что из-за влияния негативных комплексов (в большей степени материнского, нежели отцовского) бессознательный характер страдания не позволял выразить его на сознательном, вербальном уровне, и поэтому выражение происходило в более конкретном, телесном плане.

Киста молочной железы была кистой материнских отношений, которые «закупорили» ее отношения с феминным/материнским, и, в то же время, была выражением этой дисфункции.
Киста на ноге была кистой отношений с отцом, их корпоральной идентификацией с отвергающим отцом.
Сновидение:
           Девочка падает в воду. Она играла на льду, и он проломился. Я бегу ее спасать и ложусь на лед плашмя, чтобы он не сломался, и чтобы я могла протянуть ребенку руку. Я прошу кого-то держать меня за ноги, чтобы выстроить такую цепь.
                                                                                                                                (110 сессия)
Ассоциации: «Я была на льду. Теперь я чувствую, как будто проявляюсь, но это не так просто. Я боюсь нырнуть и не вынырнуть обратно на поверхность».

Интерпретация: Мы видим здесь ребенка на льду, символ находящихся в тени чувств, которые могут быть убиты. Однако у нее есть желание спасти ребенка.
Когда надо бороться за свою жизнь, пациентка обретает активную установку и делает попытку выжить. Тут вспоминается «холод», который она чувствовала, когда отец уходил из дома.
Два дня спустя после этого образа и этого сновидения биопсия показала, что киста была доброкачественная. Врач объяснил расхождения в диагнозе ошибкой предыдущего доктора. Пациентка приписала это изменение проведенной аналитической работе. Остается открытым вопрос, привнесла ли интенсивная аналитическая работа в тот период изменения на клеточном уровне."

Денис Рамос, доктор клинической психологии, президент Бразильского юнгианского общетва
книга "Душа тела"

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments