Newminds (frengs) wrote,
Newminds
frengs

В продолжение беседы о двойном послании и расщеплении, ведущие к психической травме

Я уже писал о двойном послании и расщеплении ранее.

Расщепление психики и понимание того, зачем психике на самом деле требуется расщепление – разные вещи. Может быть так, что человек защищается от расщепления, слишком идентифицируясь с какой либо одной стороной души. То есть вытесняет и исключает другую сторону, тем самым расщепляется.

Иногда энергия сильно инвестируется в одну сторону для того, чтобы сохранить психику. Действуя как система самосохранения, расщепление ждет чего-то, что позволит миновать кризис, в котором в данным момент находится душа. Вопрос в том – чего именно? И нужно ли психике искать исцеления от кризиса вовне, когда лекарство может быть в ней самой?

Mandala_gross
Сложная структура мандалы, которая интерпретируется как "карта космоса",
имеет в себе множество отщепленных фрагментов,
которые компенсируются окружностью.


О симптомах

Говоря о расщеплении, учитывается тот факт, что в отщепленных частях психики хранятся части психической энергии. На поверхности симптомами могут являться постоянные потери энергии, нехватка сил, утомляемость, когда человек пропитан тревогой (в том числе страхом будущего), или одновременное стремление к слиянию с кем-то и бегство от близости. Потеря энергии души в отщепленных частях психики, которые и забирают ее, проявляется в депрессии, в противостоянии страстного желания и нехватки сил, во внутренних конфликтах, которые в том числе могут переносится на других людей. Когда "рассеянная энергия поглощена и заморожена в отколотых личностях", пространствах и переживаниях в глубине души, с которыми необходимо наладить связь.

Кернберг описывает особенность пограничной (находящейся между невротической и психотической) личностной организации, в которой расщепление является главным механизмом защиты психики от внутренних конфликтов:

«При расщеплении возможны внезапные переходы от одной крайности к другой, когда неожиданно все чувства и мысли, относящиеся к конкретному человеку, становятся прямо противоположными тем, что были минуту назад. Резкие постоянные колебания между противоречивыми Я-концепциями (образами себя самого) – еще одно проявление механизма расщепления. Внезапные скачки восприятия во время диагностического интервью, когда у пациента полностью меняется образ терапевта или самого себя, или непересекающиеся между собой противоположные реакции пациента на одну и ту же вещь – все это проявления механизма расщепления в ситуации здесь-и-теперь. Усиление тревоги пациента в ответ на попытку терапевта указать ему на эти противоречия в восприятии себя или в объект-репрезентациях также свидетельствует о работе механизма расщепления. Попытки прояснения, конфронтации и интерпретации этих противоречивых аспектов Я – или объект-репрезентаций активизируют механизм расщепления во взаимодействии здесь-и-теперь, а также показывают функцию этой защиты (усиливает она или снижает тестирование реальности) и черты ригидности характера, из-за которых расщепление “фиксируется” и становится устойчивой проблемой.»

Юнгианский аналитик и директор анти-кризисного центра для больных шизофренией Маурин Робертс, в свою очередь, задает вопрос: когда человек и вправду страдает от окончательной деградации, а когда – эта потеря души является целительной инициацией, позволяющей пережить все элементы психического для реинтеграции их в целое? Когда мы видим катастрофическое понижение ментального уровня и осознавания того, что происходит на самом деле, а когда это попытка наладить связь между диссоциированными, то есть отщепленными частями психики? Когда это затопление эго, а когда – временное ослабление в целях наладить коммуникацию с бессознательным? Иногда, чтобы наладить связь, душа требует дефрагментации.

От страдания, раскалывающего душу, столь свойственное русской душе, не избавляются, а оно проживается. Поэтому буквальное понимание медициной избавления от страданий может быть еще одной защитой от целительного расщепления.

Так же чересчур сильная идентификация с эго – проще говоря, с самим собой - как раз приводит к фрагментации эго. А идентификация с «другим» - мифическим героем, литературным персонажем, человеком из прошлого и из снов – позволяет изучить эту другую личность и тем самым разделить свою боль и страдание, уже зная, что оно не индивидуально.

Маурин Робертс заключает: "При некоторых обстоятельствах, вмешательство и возвращение души (может быть, ненамеренное) в целях скорейшего выздоровления (тут имеется ввиду предубеждение западной механистической науки выискивать симптомы и лечить медицинскими средствами – мое прим.), или без шаманического (в хорошем смысле, то есть инициирующего) стремления помочь страдающей душе избежать боли, может стать поспешным суррогатом более постепенного, естественного процесса возвращения Себя."

Михаил Петрушин, юнгианский психолог
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments