Newminds (frengs) wrote,
Newminds
frengs

О страхе и ясности

Знание подобно пребыванию
на самой высокой из горных вершин:
все остальные горы
открыты взору и лишены покрова тайны,
и всякий, очутившийся на этом
высочайшем пике,
не может быть обусловлен
никем и ничем.

Буддийская тантра


Прочитав эти слова, можно представить себе в фантазии: Знание это Ясность. И вот мы пребываем на высокой горной вершине, когда находимся в состоянии ясности. Все остальные горы, что находятся ниже – наши страхи. Раньше до пребывания на пике горы они были в тумане и владели нами. Ведь их можно увидеть только в том случае, если подняться над ними. Быть внизу означает не видеть их. Сейчас мы видим их, наблюдаем их. Очутившись на высочайшем пике и даже смотря на эти горы, что ниже пика – мы уже «не обусловлены никем и ничем». То есть мы не зависим ни от чего и ни от кого, хотя знаем, от чего можем зависеть. И нам от этого спокойно.

Обращаясь к словам давних времен, можно вспомнить еще и это: «Он сказал им в ответ: грешник ли Он, не знаю; одно знаю, что я был слеп, а теперь вижу.» (Ин. 9)

Поэтому везде мы будем читать про ясное понимание как свет, а страх – как тьму и слепоту.

Можно предположить, что страх был, и он когда-то испугал и ослепил, но теперь-то страха давно нет. Но хочется, чтобы он был.

Эта природа страха, ставшая уже внутренней, поражает своим разнообразием и хитростью. Человек одновременно может желать общения и сливаться в любых отношениях, но внезапно резко дистанцироваться и уходить в себя. Страшась и чувствуя, что он задыхается и теряет себя. Или он пытается отделиться, но вместо освобождения от прежней близости получает стремительное снижение энергии, оцепенение, которое заставляет вернуться в прошлое слияние.

Человек может фантазировать и жить этой насыщенной фантазийной жизнью, но она будет пассивная, ни во что не реализующаяся. Будет постоянная неудовлетворенность своими достижениями.

За такими состояниями следует внезапная охваченность яростью, гневом и самообвинениями. Постоянное ощущение непрожитого потенциала и ненависть к себе и другим выхолащивает живые энергетические запасы до дна.
Ведь за всеми этими сменами эмоциональных состояний, желанием слияния и одновременным бегством от него, чувством вины за то, что человек может разрушить другого и поэтому он должен вести себя правильно стоит ощущение внутреннего дискомфорта, выражающегося в неясности и охваченности страхом. Он может осознаваться, а может нет.
Бывает, что человек желает избавиться от страха слишком буквально, одновременно потакая ему. Можно и нужно искать решения обыденных задач, однако мы сталкиваемся со страхом успеха, внешне прикрытым стремлением к успешной жизни. Узнать то, какой именно нужен успех – это освободиться от понимания успеха прошлого.

Быть может, это не желание успеха – а страх быть плохим, непослушным, неуспешным ребенком у требовательного родителя. Непослушного отвергнут, когда ребенок – функция. Можно долго ловить себя за хвост, реализовывая чужое понимание успеха, не зная своего и страшась обретения его. Ведь осуществление своего успеха как своей жизни будет переживаться как ужас потери связи с прошлыми отношениями, как оставленность и брошенность ребенка родителем. Даже если ребенок – уже взрослый.

Обрести же ясность своего успеха в аналитическом пространстве можно как раз отрешившись от обыденности. Это пространство вне обыденности, где можно быть кем угодно, представлять что угодно, мечтать, говорить и думать о чем угодно и реагировать как угодно. Позволяя себе это без страха, именно так получится выпестовать свои желания и свою ясность жизни. Это забота о своей душе, иными словами, это хороший контейнер, которого не хватало когда-то и который теперь позволяет отличить свет от тьмы, ясность от страха.

Подчиняясь или бунтуя против кого-то, нужно помнить, что ни мы, ни тот кто-то давно уже не дети. Мы не в ответе за других взрослых людей. Мы в ответе лишь за прирученную внутри нас душу, и подчас просто нет другого выхода, как предпринять любые попытки, чтобы спасти ее. Она всегда тоскует по освобождению, иногда свое стремление к освобождению показывает психическими и соматическими симптомами разной тяжести. Возможно, чем сильнее стремление к свободе и больше потенциал, тем более выражены симптомы, которые человек старается подавить или убрать грубыми средствами.

Ведь свобода пугает больше страха. Противостоять любым структурам, включая родственные связи, страшно, потому что есть возможность обрести свободу, но пока непонятно, что с ней делать. Поэтому в терапии наращивается новое понимание себя и своих желаний постепенно. Пространство аналитических сессий позволяет нарастить новую кожу. Чтобы, когда будет сброшена старая и удастся выйти на свет с новой кожей, он не обожжет ее и не разрушит то, что пока еще слишком нежно и хрупко. Если хрупкое разрушиться, откат назад будет сильнее прежнего. Нужно быть полностью готовым вместить ту свободу, за которой приходят в терапию. Но Самость внутри каждого человека лучше знает, когда и каким образом будет реализовано и закреплено то, что позволит жить другой жизнью.

Поэтому итогом терапии может являться такая ясность как освобождение от обусловленности с осознанием своего прошлого. Она приходит постепенно. Наполняется краткими моментами в течение разговоров и молчаний на сессиях. Именно эти моменты выстраивают и закрепляют ясность. В процессе терапии такие моменты и переживания появляются, но часто забываются и обесцениваются после. Однако мы верим и знаем, что накопительный итог все равно принесет свои изменения. Потому как итог – это отсутствие сомнения в том, есть ли ясность и что это такое, это похоже на пребывание в ней.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments