Newminds (frengs) wrote,
Newminds
frengs

Уход от патологических отношений – освобождение от травмы или ее закрепление?

Есть такой ЧАВО: как влияет внешнее исчезновение родителя на освобождение человека от ранних травматических отношений и проблем, ими вызванных? Такими исчезновениями родителя могут быть: смерть, развод, отстраненность родителя по каким-то причинам, сепарация человека – например, переезд в студенческое общежитие, в съемную квартиру, в другой город или страну). Так как влияет? Ответ неоднозначен.

Небольшое вступление.

Человек, бессознательно фиксированный на травматическом опыте, может испытывать тоску по идеализированным, хотя и смутно осознаваемым аспектам:

·         по идеальным отношениям: ведь не было даже попросту здоровых  и нормальных, поэтому их незавершенность и ущербность требует идеальных. Вот только в реальности их найти трудно, но у ребенка всегда есть надежда на это. Поэтому нужен постоянный поиск внешних идеальных фигур для подкрепления самооценки и поддержки вообще, правда такая идеализация чередуется разочарованием в них и в итоге разрывом отношений, либо длительной зависимостью и слипанием в отношениях во избежание страха быть отвергнутым, как только пикнет реальное Я, либо замкнутостью и уходом в себя.

·         по идеальному образу себя: который необходим для того, чтобы родитель любил, хвалил и не отвергал, но он на то и идеальный, что вечно достижимый, поэтому постоянно эти слабо осознаваемые требования быть идеальным истощают, депрессуют и т.д. Тем более цельного, а не однобокого понимания – а каким на самом деле может быть человек – не хватает. Здесь можно говорить о совсем ранних довербальных травмах, которые вызывают общую структурную слабость, то есть уязвимость, ранимость, бессилие или сильную зависимость от чужого мнения при отсутствие здоровой уверенности и разнообразного, но вместе с тем цельного образа себя.

jpg

Из-за того, что такие ранние отношения не получились цельными и завершенными, фантазия о них остается фрагментированной, разорванной. Эти куски стремлений и побуждений, словно щепки, конечно, ищут реализации в жизни и одновременно вызывают то, что раз за разом прерывают возможность жить и дышать полной грудью (то есть витальность). В жизнь вторгается застенчивость, ипохондрическая озабоченность, истощение, разочарования, депрессивные реакции, уход в себя и т.д. Травматическую картину общими чертами определили. Теперь о сепарации.

Вполне понятно желание человека (который остается ребенком родителя) сделать усилие, чтобы достичь большей зрелости и самостоятельности. Такими усилиями могут быть не только территориальная сепарация, но и поиск кардинально новых отношений или уход в какую-либо деятельность. Как правило, чем активнее и дольше вложение в одну сферу, тем сильнее и с отложенным эффектом может «выносить» симптоматикой или неудачами в другой.

Ведь после ряда небольших затруднений, которые просто мешают учиться, быть в отношениях или работать, и они как назойливые мухи, от которых пока можно отмахнуться - могут последовать крахи посерьезнее, которые угрожают не только полноценному социальному функционированию человека, но психическому и физиологическому здоровью в полной мере.

О неоднозначных последствиях таких вполне понятных усилий к самостоятельности говорит американский психоаналитик Кохут (далее цитата). Надо сказать, что и Кернберг, и другие психотерапевы говорят о том же:

«Отсутствие или потеря патологического родителя может стать благотворным освобождением, если ресурсы ребенка позволяют ему идти вперед и, в частности, если другой родитель или заменяющий родителя человек с особой эмпатической заинтересованностью в судьбе ребенка бросается закрывать эту брешь и обеспечивает сначала временное восстановление нарциссических отношений, а затем их последовательную постепенную ликвидацию.

Но если замена невозможна или доступные ресурсы ребенка уже были слишком прочно привязаны к патологическому родителю, то тогда недоступность родителя способствует сохранению и подкреплению патологии. Решающее вытеснение (архаичного) идеализированного родительского имаго (образа родителя) может произойти после внешнего исчезновения родителя. Последующая фиксация на бессознательной или, как это часто бывает, на отщепленной или отвергнутой фантазии о всемогущей идеализированной родительской фигуре препятствует постепенной — или отвечающей фазе развития — преобразующей интернализации (когда внешнее становится внутренним) соответствующей нарциссической конфигурации».

Вот такие дела. Если подытожить, то как всегда идет речь о том, повезет ли перепрожить и перезапуститься в новых отношениях с другим или нет. Именно в отношениях с другим человеком, с тем, кто одновременно играет роль и родителя, и того, кто на родителя не похож: "другой родитель или заменяющий родителя человек".

Говоря о вытеснении нарциссической структуры, имеется ввиду еще и так называемое вертикальное расщепление. Его можно представить как расщепление между

·         а) исполнением и претворением в жизнь достижений человека, которые использовались родителем нарциссически, то есть как функции, без заинтересованности во внутренней жизни и эмоциональных сложностях ребенка. Итогом может стать выраженная инфантильная грандиозность – однобокость развития, вытеснение трудностей в одной сфере при сильном вложении в ту сферу, которую требует родитель. Или выстраивание идеальной социальной картины во всех сферах, включая работу и отношения, которые по каким-то причинам со временем начинают давать сбои и рушиться.

·         б) реальностью, которая не принимается в каком-то периоде жизни, потом принимается, но устраняется посредством рационализации или отрицания, регресса в сторону сильного вложения в другие сферы (то есть отрицания полной реальности), чередуясь с преходящими, но сильно мешающими проблемами: низкой или нестабильной самооценкой, ипохондрией, депрессией, истощением, склонностью к стыду, самообвинениям, самоповреждениям и т.п.

Кохут считает, что, так как фантазия об идеальных отношениях с идеальными родителями становится вытесненной и отщепленной, без анализа не может произойти никакого изменения фантазии и интеграции ее с реальностью, даже если появится достойная смена родителя, вернется сам родитель или ребенок (уже взрослый) вернется к родителю за переигровкой отношений (которую ожидать, естественно, тщетно).

Восстановление и ликвидация нарциссических отношений, о которых говорит Кохут и которые ведут к освобождению – тема, требующая нескольких отдельных постов.

Facebook
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments