Newminds (frengs) wrote,
Newminds
frengs

Страх слез и вытеснение травматичных переживаний


картинка из фильма "Стыд" Стива Маккуина

Вытеснение, а проще говоря, отвержение травматичных переживаний, которые перенес ребенок совсем рано, до трех лет, может в дальнейшем подавлять такую исцеляющую способность, как поплакать вместе с кем-то. У человека получается плакать только в одиночестве, или он не плачет вообще. Он или она могут казаться железобетонным, это относится к тем, кто «никогда не плачет», а может быть, наоборот, слезливым – чуть заденешь, и больно невыносимо, что сразу идут слезы. Но именно плакать с кем-то кажется для такого человека в глубине чем-то опасным, это смесь страха, вины и других чувств.

В 10-15 месяцев у ребенка растут моторные навыки, эта фаза в психоанализе так и называется - фаза практики. Ребенок уже может ненадолго удаляться от матери, он исследует новый большой мир, а возвращается к ней для эмоционально подзарядки.  Чуть позже, ближе к двум годам, ребенок все больше чувствует, что он уязвим, беспомощен, и это вызывает тревогу, которая выражается в виде капризов и слез. Собственная тревога матери по поводу отделения ребенка и его растущей самостоятельности, беспокойство, раздражение и отвержение в ответ на его капризы и требования могут в дальнейшем блокировать нормальное переживание печали. Эти чувства матери вполне естественны, но если они чрезмерны, то переживаются ребенком как утрата самого любимого объекта, и одновременное чувство вины и ненависти за это потом не позволяет плакать вместе с кем-то.

Этот сдерживаемый, подавляемый аффект – невозможность разделить свою грусть, ненависть и страх – не исцеляется слезами уже у взрослого человека, но может переживаться в виде депрессии. Чувства, которые сопровождают такую депрессию, можно описать как опустошение, душевный вакуум, омертвление жизни. Не только жизнь, но и время в такой момент останавливается, а любые перспективы забываются.

Этот аффект – по сути боль, которую не удалось выплакать за долгие годы, и она накапливается. Если плакать вместе с кем-то, это страшно. Это означает, что человек может потерять навсегда того, перед кем плачешь, на кого гневаешься, то есть так же, как когда-то в первые годы жизни. Страшно и то, что, плача с кем-то, придется не только казаться слабым (это на поверхности), но можно «слиться» с ним, быть им поглощенным, или потом – как тогда – снова отвергнутым.

Такое отношение к плачу приводит к тому, что бесслезный человек не может найти у других по отношению к нему сострадания, сопереживания, так как сам возводит заграждения. При этом он может плакать в одиночестве, но такие слезы не исцеляют, а блокируют переживание, выполняя скорее функцию самоутешения. Но это не разделить горе с кем-то. Это не переживать печаль с кем-то. Бывает, что он или она даже не знают, о чем плачут наедине – это оплакивание внезапной пустоты и безвременья, а может быть скуки, одиночества. Или собственной печальной истории. В глубине же каждый раз воспроизводится по частям та самая ранняя травма.

Поэтому часто осознание своих конфликтов и истории мало помогает. Поэтому психоанализ называется эмоционально-корректирующим опытом – новым эмоциональным опытом, который может помочь исцелению. Где можно не только знать, но и переживать. Где часто приходится преодолевать страх слез и учиться переживать разные чувства вместе.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments