Newminds (frengs) wrote,
Newminds
frengs

Танец

Современная женщина не может вернуться к Дионисийским мистериям, но она должна отправиться в путешествие в темные глубины и вернуться обратно. Она тоже должна увидеть этот свет в своем собственном мраке. Каким-то образом она снова должна найти священную тайну внутри своего собственного тела и почтить его и как сакральное, и как таинство. Танец — один из практических способов слушать тело.

Одна из женщин, участвовавших в нашем исследовании, обнаружила свой собственный дионисийский путь, когда, как Ариадну, ее поразила Божья благодать, снизошедшая на нее как невыносимая трагедия. Многие годы она надеялась родить ребенка, но ее активная, управляемая Анимусом жизнь не давала ей времени установить связь с ее фемининной стороной. В конце концов, она забеременела и вынашивала ребенка девять месяцев, но он умер незадолго до своего рождения. Ее горе было безутешным, его невозможно было выразить словами. Сначала она даже не плакала. Потом она начала анализ и в то же время записалась в группу современного танца. Она писала в своем дневнике:

"Танец — Бог, мне повезло, что он у меня есть! Он лучше, чем что-либо другое, соединит мой разум и тело вместе. Если тело — это бессознательное, то, возможно, это горе можно вытанцевать из меня, так же как можно выразить радость. Танец помещает разум непосредственно в тело. Оно должно обдумать и прочувствовать каждую деталь человеческого существования, и, возможно, таким образом оно сможет высвободить или привнести в сознание горе, находящееся внутри…



Я запуталась в идее о ядре человеческого существования. Именно здесь находится моя боль. Здесь нет рационального мышления — она просто есть. Именно здесь, в Тай Цзы, образуется источник энергии. Именно здесь, в танце, танцор дышит и приводит в движение душу. Достаточно странно, именно здесь также растет и плод. Я только начинаю снова распознавать свой центр. Я помню, когда была беременной, я не могла выражать себя через движение. Души не было — кто-то другой, ребенок, занимал мое ядро… Мне необходимо танцевать, потому что, когда я танцую, я есть. В одном жесте я могу почувствовать боль и радость. В танце я живу.

Где мой центр? Спасибо Богу за танец. Я постепенно обрела ядро; энергия и душа моего танца вернулись. После того как физический центр был найден, и танец, и мое счастье обрели некую реальность. И теперь я использую внутренние источники для поиска самости разума. Центр тела, который я считаю моим настоящим центром, посылает энергию вверх по спине, как искру, чтобы зажечь разум… Я становлюсь движением, боль исчезает и заменяется радостью — расцветанием.

Танец придает чувству форму. Он выражает опыт, который невозможно передать словами. В танце рациональное и интуитивное начинают свободно перетекать друг в друга. Танец задействует все тело. Танцовщица полностью обнажает свою душу через форму и чувство. Я интериоризирую каждое движение и стараюсь связать его с дыханием. Тело двигается, так как оно должно двигаться, чтобы выжить. Этот личный опыт собирания внутренних источников точно в центр ведет к взрыву энергии. Боль, которую я чувствовала до танца, исчезает, как будто жизнь проходит сквозь меня. Я становлюсь проводником вселенского духа. Это и есть процесс рождения — жизнь проходит сквозь меня. Вот почему уходит боль, когда я танцую, когда я творю. Я снова становлюсь частью жизненной силы. Танец танцует мной".

За восемь месяцев танец помог этой молодой женщине установить достаточно глубокие отношениям с самой собой, так что она оказалась способной принять следующий сон как жизненно важную жертву:
"Я стою, озаренная ярким солнечным светом. Я держу своего малыша. У него в сердце торчит золотой нож. Меня, кажется, не беспокоит, что он мертв. Я не испытываю гнева. Я протягиваю руки, как будто предлагая его Богу".
Она не испытывала злости, потому что месяцы уединения и горевания привели ее к пониманию того, что ее ребенком необходимо было пожертвовать, чтобы могла родиться ее собственная самость.

Интуитивно она чувствовала, что ребенок, которого она носила под сердцем, был мальчиком. Бессознательно она с проецировала смысл всей своей жизни на этого ребенка, который бы спас ее от ее фемининных инстинктов и невыносимого чувства вины и страха, связанного с ними. Период ее жизни, управляемый тираничным Иеговой, завершился жертвоприношением ее первенца. Эта жертва бросила ее в объятия Смерти и в самые темные глубины ее собственной фемининной природы, где она нашла свет своего собственного Существования. Этот свет появился в образах ее снов, которые напрямую соответствовали ее физическим переживаниям; таким образом, она смогла сознательно признать и интегрировать конфликт психики и сомы, из-за которого она так долго была бесплодной. Затем она смогла высвободить свою инстинктивную энергию, делая ее духовно доступной в качестве жизненной силы.

Как только она смогла воспринять свою жертву как часть Божьей благодати, приведшей к рождению ее собственной фемининной самости, она забеременела и родила девочку. Удерживая баланс между психикой и телом, она смогла признать и то, и другое божественным и построить свое собственное Эго в отношениях с ними, отказавшись от его требований.

Такое понимание танца кажется мне очень важным, поскольку, несмотря на то, что музыка и танец играли огромное значение в жизни женщин во все времена, лишь немногие современные женщины, особенно интуитивного и чувствующего типов, знают что-либо о "превращении в танец". Их высокоразвитое сознание позволяет им получать удовольствие от социального танца, но их пугает возможность отдаться своим эмоциям и музыке и, таким образом, познать свои собственные глубины. Этот скачок в бессознательное, однако, и является тем самым звеном, которое может связать их с жизненной силой.

Слова не подходят для выражения сильной страсти, даже когда речь принимает максимально символическую форму. Более того, слова могут быть опасны для женщины, потому что они способны запереть ее в субъективном пространстве и в пространстве маскулинного выражения идей. Чем больше она говаривает, тем громче ее внутренний голос утверждает: "Нет, это все совсем не то".

Музыка переводит ее во внеличное пространство, в мир, который говорит напрямую с ее сердцем, а не с разумом, в мир, в котором она может испытать целостность и гармонию. Таким образом она может осознать свою животную природу, не идентифицируясь с ней. Это не значит, что женщинам необходимо советовать вернуться к примитивным танцам. Скорее это предполагает, что музыка и креативный танец — один из наиболее верных способов, позволяющих привнести сознание в забытую мускулатуру. Диалог со своим собственным телом является формой активного воображения.

Танец — это способ приношения даров — пирогов и меда — змею за алтарем, и с помощью этих подношений достигается облегчение и очищение. При очень сознательном отношении к этому процессу женщина может воспринять этого змея и как порождающего, и как порожденного. В танце она может отказаться от собственнического инстинкта своего Эго и почувствовать свое тело как сосуд, через который может течь божественная сила. Таким образом, она может почувствовать себя абсолютно по-новому; она буквально преображается. Ее собственное тело может стать корзиной для просеивания, через которую она ощущает таинство. Только после этого она обретает свободу, чтобы любить, чтобы стать руслом, по которому течет Эрос.

Марион Вудман "Сова была раньше дочкой пекаря"
Tags: аналитическая психология, изменения, индивидуация, ресурс, танец, тело
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments